Ново-Иерусалимский монастырь

03 December 2017 News 42 Views

Состоялась паломническая поездка наших прихожан в Ново-Иерусалимский монастырь, что близ Волоколамска, под руководством протоиерея Алексия Круглика. Семейства Выжигиных, Володиных и Чиненовых любезно предоставили свои снимки для нашего сайта. Предлагаем вашему вниманию фоторепортаж об этой интересной поездке. Просмотреть>>

Во славу Божию творите…

Утром воскресного дня, всей душой благодаря Господа за редкие в эту осень тепло и ясное небо, прихожане нашего храма приветствовали друг друга в стенах знаменитой обители.

Ново-Иерусалимский монастырь сегодня, наверное, разочаровывает  туристов – коллекционеров ярких впечатлений и эффектных кадров, ибо  представляет собой одну большую, весьма шумную строительную площадку. Но взгляд православного паломника, минуя неустройства настоящего времени, стремится в будущее. Ныне ведь и Лавра преподобного Сергия тоже обернута в леса и, нарушая привычную строгость черных мантий и клобуков, пестрит оранжевыми касками и синими комбинезонами,  и – слава Богу! – восстанавливаются другие святыни России,  благоукрашается то, что так долго пребывало в разрухе или запустении.


Ново-Иерусалимский монастырь сегодня, наверное, разочаровывает  туристов – коллекционеров ярких впечатлений и эффектных кадров, ибо  представляет собой одну большую, весьма шумную строительную площадку. Но взгляд православного паломника, минуя неустройства настоящего времени, стремится в будущее. Ныне ведь и Лавра преподобного Сергия тоже обернута в леса и, нарушая привычную строгость черных мантий и клобуков, пестрит оранжевыми касками и синими комбинезонами,  и – слава Богу! – восстанавливаются другие святыни России,  благоукрашается то, что так долго пребывало в разрухе или запустении.

В Новом Иерусалиме за неделю до нашего приезда была торжественно открыта красавица колокольня, отстроенная вновь почти от основания.

Сияют кресты и купола; изразцы – словно улыбкой озаряют – играют на солнце нежными красками, затейливым узором бегут вдоль контура окон,  опоясывают белоснежные барабаны… Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За всё благодарите… – воплощенный в зодчестве,  звучит вечный Апостольский завет (1 Фес. 5, 16–18).

… Духа не угашайте. Благодать Святого Духа не покидала эти места, несмотря на все тяжелейшие испытания, которые пережил монастырь за три с половиной столетия своего существования. Несомненно, обитель доныне хранима  и мощным духом ее основателя – Святейшего Патриарха Никона. Удивительная личность в истории Русской Церкви, государства.  «Столп благочестия непоколебимый, Божественных и священных канонов оберегатель искуснейший, отеческих догматов, повелений же и преданий неизреченный ревнитель и заступник достойный», – так характеризовали патриарха Никона в грамотах Восточных Патриархов в 1681 году, спустя год после его кончины. Он умер как простой монах, изгнанник, свободный от всех обременений этого мира, кроме старости, болезней и страданий, да тяжелых вериг, которые десятилетиями тайно носил на теле.  Предстоятели вселенского Православия вернули и отнятый сан,  и честь его имени. Патриарх упокоился в столь любимом им Новом Иерусалиме, на месте, которое сам выбрал – в храме Воскресения Христова, под Голгофой…

… Нам, прихожанам Малого Вознесения, можно сказать, заповедано знать больше о патриархе Никоне – не только из соображений исторической грамотности, но и потому, что наш дорогой первый настоятель, протоиерей  Геннадий Огрызков был его молитвенным почитателем. Пламенная вера, подвижничество, неутомимость в стремлении  реально  воплотить  образ Царства Небесного – Нового Иерусалима – здесь на земле, в Российских пределах; уверенность в  высоком  предназначении Святой Руси как хранительницы Православия, – наверное,  именно это  было близко отцу Геннадию в могучей личности Святейшего Патриарха.

Размышления о переломной  эпохе, в которую жил, лицом которой во многом стал патриарх Никон, невольно ведут к сопоставлениям. По словам насельника Ново-Иерусалимского монастыря игумена Даниила (Гридченко),  «две идеи вызрели параллельно в русском обществе к середине XVIIвека: "Москва – Третий Рим" и "Москва – Новый Иерусалим".  Незримо решался вопрос, во многом определивший дальнейшее развитие нашего государства: чем быть России в большей степени – политическим или духовным центром православного мира. И то, что Патриарх Никон окончил свою жизнь в изгнании, означало одно – секулярное, земное в умах тогдашних властителей  возобладало. Более того, выбор этот имел для страны стратегическое, жизнеопределяющее значение».

Сегодня наше общество, наверное, во много раз более не готово принять идею симфонии Церкви и государства с естественной главенствующей ролью  духовного начала – идею, которую стремился воплотить Святейший Патриарх.  И всё же именно государство вкладывает сейчас большие средства в реставрацию монастыря. А в духовном поле самой обители сформировался крепкий приход, где уже есть представители нескольких поколений… Благодаря этому нам выпала большая удача: мы познакомились с замечательным гидом и местной прихожанкой Ириной Алексеевой, и традиционная экскурсия окрасилась в теплые тона любовного, «домашнего» отношения к святому месту.

Но сначала была Божественная литургия в храме Рождества Христова, которую служил наместник монастыря игумен Феофилакт. Служил – в отсутствие диакона – тоже с большой любовью и благоговением, отечески тепло произнес проповедь. 6 октября празднуется зачатие св. пророка и Крестителя Господня Иоанна, и отец Феофилакт, объясняя Евангельское чтение этого дня (1-я глава Евангелия от Луки) напомнил о том, чем различаются ветхозаветное и новозаветное  сознание: рабское, основанное  на страхе и законе,  и – свободное, сыновнее, основа которому – любовь.

Эта мысль оказалась очень созвучна нашей экскурсии и рассказу о деятельности Святейшего Патриарха Никона. Потому что только благодарное чувство усыновленности  Христу,  истинная любовь  ко Господу и вера могли родить удивительное дерзновение,  которым была движима вся жизнь Патриарха. Дерзновение, которое многие принимали за гордыню и стремление к славе. Так было, когда, тридцати с небольшим лет, новопостриженный монах Соловецкого монастыря Никон совершал личное, непосильное для большинства монашеское правило и клал по тысяче земных поклонов в день. Когда в невиданно малый срок ему удалось наладить монашескую  жизнь в далеких северных обителях в строгом соответствии с уставом. Когда началась его «головокружительная карьера» в столице, выросло влияние на молодого царя Алексея Михайловича, и по прошествии недолгого времени 49-летний – уже Патриарх – Никон стал полноправным участником в делах государственной важности.

Но то, что со стороны могло казаться шествием по ступеням власти, имело иную цель – и это можно понять и принять, если поверишь, что Патриарх Никон  действительно  руководствовался в жизни единственным правилом – Апостольским: Вся в славу Божию творите (1 Кор. 10, 31). И вот тогда выстраивается иной ряд его дел и «проектов», иная убедительная логика событий: перенесение в Москву мощей убиенного святителя Филиппа (и вместе с ним погребение в Успенском соборе еще двух предстоятелей Церкви и мучеников  – патриархов Иова и Гермогена); учреждение Крестного Кийского и  Иверского Валдайского монастырей; неоднозначное, но, безусловно, продиктованное ревностным стремлением к чистоте строя богослужения исправление церковных книг… Всё вместе было максималистским, быть может, нерациональным восхождением к идее Церкви как высшей формы власти, власти неотмирной – к оцерковлению государства.

… У нас, сегодняшних, совсем иные представления о масштабах. Мир для нас одновременно и раздвинулся до вполне досягаемых крайних точек планеты, но и уменьшился пропорционально краткому времени, за которое мы перемещаемся с одного конца земли на другой. Однако же, стоя перед массивом Воскресенского собора, можно было попытаться представить себе, каким же грандиозным – и в физическом, и в духовном плане – должен был казаться современникам замысел Патриарха: построить в центре Руси, в Московских пределах Град  Божий вкупе с Землей Обетованной… Было ли это громко заявленное право на наследство, преемство Богоизбранничества? Или – не всеми расслышанный, угаданный – благоговейный гимн великой любви к Спасителю…

Удивительно, как Патриах, никогда не бывавший в Палестине, столь топографически точно сумел провидеть и создать в истринских лесах архитектурно-ландшафтную «икону» Святой Земли, совместившую в себе образы всех ее главных святынь. К тому же, последние находки археологов окончательно подтвердили, что Ново-Иерусалимский храм Гроба Господня является самой точной в мире копией настоящего. Благодать действительно пребывает в этом месте. Ведь никто не питает иллюзий насчет материальной подлинности ныне существующего архитектурного комплекса: столько раз в историческом прошлом он горел, разрушался, строился заново и опять погибал. Да и соответствие замыслу Патриарха можно смело подвергнуть сомнению, ибо опальный, лишенный всех прав Никон  покинул монастырь недостроенным, а вернулся в него уже только для упокоения. И несмотря на всё это, находясь в этих стенах, благодать не можешь не почувствовать. Как-то ни разу даже мимолетно не посетила мысль о «новоделе». И трепет у Гроба Господня, и сознание серьезности момента были истинными. И так светло и легко пелись пасхальные песнопения и величания в пока пустом, гулком соборе и в уже благоукрашенном приделе Успения Пресвятой Богородицы.

Святейший Патриарх Никон хранит Новый Иерусалим; строитель по духу, верится, – он благословил и это очередное возрождение своей обители. Хочется поскорее увидеть, как монастырь и раскинувшаяся  за его стенами Гефсимания с Иорданом и чудотворными источниками обретут былую (или новую?) стройную красоту. Но еще больше хочется верить, что эта красота не останется внешней, что сможет всякий, приходящий в Новый Иерусалим не как турист, но как смиренный паломник,  заглянуть в сокровенную ее глубину и услышать гимн великой Веры и Любви.

Специально для сайта Елена Володина

 Вот еще один рассказ:

 

Все добирались самостоятельно на своих машинах, поэтому некоторые  смогли до начала программы пройтись по монастырю, заказать требы и набрать святой воды.

После 9 утра, когда все паломники собрались, мы отправились на Силоамский источник, чтобы набрать святой воды.

Затем все пошли в церковь Рождества Христова, где помолились за Божественной литургией. Приготовившиеся смогли причаститься Святых Христовых Таин.

После службы нас встретил экскурсовод, который поведал нам об истории этой чудесной обители. Как известно, монастырь был основан в 1656 году патриархом Никоном, по замыслу которого под Москвой должен был быть воссоздан комплекс святых мест Палестины. Главный храм монастыря - Воскресенский собор, построенный в 1658-1685 гг., был задуман как копия храма Гроба Господня в Иерусалиме, но при постройке получилось не точное повторение первообраза, а скорее его художественное преображение. Возведен был собор по обмерам, привезенным из Иерусалима.

Сам храм, как и большая часть обители, сейчас активно реставрируется, так как вгоды Великой Отечественной войны Новоиерусалимский монастырь был оккупирован и разорен. Отступая, немцы заложили взрывчатку во все постройки монастыря. Так была уничтожена высокая, выше соборного шатра, колокольня, сгорел верх-ротонда.

По благословению отца наместника, мы прошли в пещеру Гроба Господня, закрытую для посещения большинства  паломников. Когда видишь это место, появляется ощущение, что  наступила вторая Пасха. Отец Алексей, а вместе с ним и все паломники пропели стихиры Пасхи и другие пасхальные песнопения.  Воистину в таком месте можно воскликнуть «Христос Воскресе!» и в неурочное время!

Затем наша группа прошла  Успенскую церковь, где паломники смогли приложиться к главной святыне монастыря – нетленной ладони великомученицы Татианы. Отец Алексей помазал всех святым маслом от  лампады пред мощами.

Пропев тропарь и величание Божией Матери и  мученице Татиане, мы вспомнили и о пище телесной: нас проводили в уютную трапезную монастыря.

В Гефсиманском саду нам показали скит патриарха Никона и реку Истру, которую в этом месте со времен патриарха Никона называют Иорданом. Бывавшие в Палестине паломники отмечали необыкновенное сходство этих рек.

Закончилась наша экскурсия рядом с уже упомянутым Силоамским источником.

У источника группа разделилась: некоторые решили задержаться в этом чудесном месте, другие же поспешили вернуться в Москву.

Специально для сайта Дмитрий Мищенко

Rate this item
(1 Vote)