на большой никитской улице в москве
Русская православная церковь • Московская городская епархия • центральное викариатство • центральное благочиние

Мудрое слово

Война была такой чудовищной, такой страшной, что я дал слово Богу: если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь. Представьте себе: идет жестокий бой, на нашу передовую лезут, сминая все на своем пути, немецкие танки, и вот в этом кромешном аду я вдруг вижу, как наш батальонный комиссар сорвал с головы каску, рухнул на колени и стал… МОЛИТЬСЯ… Да-да, плача, он бормотал полузабытые с детства слова молитвы, прося у Всевышнего, Которого он еще вчера третировал, пощады и спасения… И понял я тогда: у каждого человека внутри Бог, к Которому он когда-нибудь придет!

Архимандрит Алипий (Воронов)

Изо всех сил старайся очищать себя от зла к людям. Ибо накапливая в себе зло к людям, накапливаешь яд, который рано или поздно убьет в тебе человека.
Изо всех сил расти в себе добро к людям. Посильней сдави сухой ствол своей души и всегда сможешь выдавить, словно капли воды, добро, оправдание для прощения врагов, а значит, одержишь над ними духовную победу — победу добром.
Не позволяй солнцу быть благороднее тебя, ибо, если оно греет и злых, и добрых, почему ты не можешь согревать добром и добрых, и злых?
Не позволяй воде быть полезнее тебя, ибо, если она поит и чистых, и нечистых, почему бы тебе не радоваться, когда к тебе обращаются за помощью и те, и другие? Скажет ли вода быку: «Тебе дам пить», а ослу — «Тебе не дам пить»? Или и тому, и другому она дает напиться и блистает и серебрится перед мордой того и другого?
Не позволяй, чтобы земля была терпеливее тебя, когда пашет ее крестьянин или выравнивает строящий дорогу. Будь терпелив, как она, ибо тебе предназначена великая награда.
Не позволяй, чтобы небосвод сиял ярче, чем твоя душа. Ибо в тебе Тот, Кто возвел небосвод и Кто может низвергнуть его. Так–то, брат мой, ты — сын, а небосвод — творение!

Из книги «Мысли о добре и зле»
Святитель Николай Сербский

А нежность – это такая вещь, которая иногда просто спасает жизнь. Её одной иногда достаточно для того, чтобы человек вдруг оттаял, вернул себе волю к жизни и совершенно по-другому ощутил этот мир. Мир, которому естественно быть добрым и нежным.

Архимандрит Савва Мажуков

Падшее «я» человеческое без всежизненной сознательной планомерной (по Святым Отцам) борьбы разрастается в огромную, выражусь так, мнимую величину, не терпящую ни малейшей критики и умаления. «Я» не может примириться, что кто-то его не признает, как ему хочется.

У всех непочатый край высокоумия и самонадеянности. Нужно много-много раз сесть в лужу, чтобы понять свою ограниченность, необходимость постоянной помощи от Бога. Если все силы душевные извращены падением, то извращено особенно сильно и сознание своей личности, «я».

Как образ Божий, как призванный быть чадом Божиим, причастником естества Божия (2 Пет. 1:4), человек действительно есть великая ценность, дороже целого мира. Нужно бы сознавать это, благодарить за это Бога, вести себя соответственно этому, а на деле человек или не знает своего истинного величия, или в силу испорченности полагает свое «я» в пустяках, ратует за мелкое самолюбие, тщеславится, гордится… и делается неприятным и для Бога, и для людей. Эта извращенность хуже других грехов и трудно исцеляется, так как касается самой глубины души человека, его основы, «я». Смирение есть исправление этого извращения, вот почему оно так и ценится. Это я приблизительно, неточно выражаю мысль. Тема слишком глубокая и трудная, и в нескольких фразах этого не выразишь.

Сознание своего «я» есть самое глубокое в душе человека, а может быть, есть самосознание душой себя. Поэтому все, что непосредственно связано с «я» (а к этому принадлежат прежде всего тщеславие и гордость, и остальное), труднее всего и познать, и обнаружить, трудно все, что умаляет «я» пред людьми и даже пред самим собой и пред Богом.

Вы еще не понимаете глубины падения человека, именно его внутреннего «я», хотящего творить свою волю даже в добре, отчего и добро теряет почти всю силу. А Господь хочет, чтобы человек отвергся себя. Утверждение своего «я» в чем-либо, даже в добром, есть удаление от Бога и, следовательно, грех… это есть скрытая, может быть, основа гордыни человеческой и бесовской. Вот где глубина падения.

Игумен Никон (Воробьев)

Мать старца Паисия доставала еду из печи и произносила молитву, падала вилка на пол – она ​​не нервничала, разбивалась чашка – его мать молилась. «Это она нам передала, – говорил старец. – Мы получили очень правильное воспитание, нас не раздражали. Дома мы чувствовали себя, как в раю, мы любили оставаться дома, и это было утешением для наших родителей». Так и надо жить. Занимайся своими делами, а другого оставь в покое. Не возись с ним. Заботься о спокойствии своей души, и он почувствует это благоухание, он его поймет.

Архимандрит Андрей (Конанос)

— Где легче молиться – в церкви или в келье?
— Я не знаю, кому как. Но говорят, что в церкви, как на корабле, — другие гребут. А в келье — как в лодке: сел на вёсла и будь добр, греби. Хватит ли сил?

Иеромонах Василий (Росляков)

В больницах не осуждают друг друга за ту или иную болезнь. А мы все больны душевными болезнями – грехами. Надо обижаться не на грешника, а на дьявола, через которого пришёл грех. Я сам грешный и грешных люблю. Нет человека на земле, который бы не согрешил. Един Господь без греха, а мы все грешные.

Игумен Никон Воробьев

Для Иисуса работать легко. Не велит Он камни носить, не велит горы разрывать и прочее сему подобное делать рабам Своим. Нет, ничего такого не слышим от Него. Но что? Любите друг друга (Ин. 13, 34). Что легче, чем любить? Тяжко ненавидеть, ибо ненависть мучает, а любить сладко, ибо любовь веселит.

Святитель Тихон Задонский

Допустим, ты молишься, и в это время к тебе приходит ближний и просит тебя помочь, а ты говоришь: «Сейчас я молюсь, потом закончу и помогу». Знай, что такая молитва Богу не нужна. Про такую молитву говорят, что она зачтена во грех.

Преподобный Гавриил Самтаврийский (Ургебадзе)

Венчание – это приглашение Христа к себе на брак. Это вот я, вот – жена моя, будь третьим, заходи, Господи, мы приглашаем Тебя к себе. Т.е. до Венчания, брак – это брак, но без Христа. А после Венчания брак – это приглашение Христа освятить наш брак свои присутствием. Многие старички прожили до почтенного возраста – этих нужно венчать, что бы поливши корни дать сока и жизни ветвям. Это будет благословение их потомков –детей, внуков, правнуков. Давайте подумаем об этом, если у вас есть друзья, знакомые не венчанные, расскажите им об этом.

Протоиерей Андрей Ткачёв